Василевская-Смаглюк Ольга

Блокадный инстинкт. Как Порошенко открыл в ОРДЛО duty-free

Политический обозреватель «Слова и Дела» Ольга Василевская-Смаглюк пытается ответить на самые главные вопросы о решении СНБО по поводу блокады ОРДЛО.

Американцы против Романа Насирова. Кто посадил главного фискала

Политический обозреватель «Слова и Дела» Ольга Василевская-Смаглюк пытается ответить на самые главные вопросы в деле об аресте Насирова.

Кабмин – не фонтан. Итоги правительства Гройсмана за год

Владимир Гройсман постепенно окружает себя винницкими чиновниками, ибо ему в правительстве нужны свои люди. Но Президент вряд ли оставит Гройсмана на этом посту. Чего ожидать дальше?

Операция «экспроприация». Как СБУ помогает Курченко забрать Донбасс

Обнародованием записи СБУ пыталось донести до населения, что блокада только на руку Януковичу и его соратникам. В то время, как украинский бюджет теряет от блокады и остановки предприятий, Курченко строит свою промышленную империю.

Сделка с боевиками. Как украинские власти торгуют с ОРДЛО

Что подразумевает украинского правительство под «обменом товарами» с лидерами самопровозглашенных республик и кто получил спецразрешения на торговлю с ОРДЛО, рассказывает Ольга Василевская-Смаглюк.

От броневичка к корыту. Как сложилась судьба политических лидеров Революции Достоинства

Спустя три года после Революции Достоинства практически все ее видные лидеры находятся у «кормушки»: кто-то руководит отдельными ведомствами, а кто-то – целой страной.

Бла-блакада. Кому это выгодно?

Ольга Василевская-Смаглюк о торговой блокаде Донбасса и сказках об энергетическом кризисе, которыми пугают украинцев.

Гончаренко и «Майн кампф». Что имел ввиду нардеп?

Поступок депутата от БПП Алексея Гончаренко в посольстве Германии: хулиганский акт или спланированная властями провокация.

Ртуть. Вместо тысячи слов… Кто и зачем отравил Кононенко?

История об отравлении заместителя председателя фракции «Блока Петра Порошенко» имеет целый ряд несостыковок.

Выборы, выборы… Кандидатов нет

Разговоры о возможных досрочных парламентских и президентских выборах свелись на нет из-за отсутствия реальных кандидатов.